Главные новости России и мира сегодня

В армии Шойгу по-прежнему «пробивают лося» и «ловят бабочек»…

В эти февральские дни, насквозь пропитанные ура-патриотической риторикой, государственные СМИ предпочитают помалкивать о том, что в Читинском военном суде продолжается рассмотрение дела, потрясшего всю страну. О том, как один «защитник Отечества», рядовой Рамиль Шамсутдинов, расстрелял восьмерых сослуживцев – таких же «защитников»…

Все пока складывается не в пользу Минобороны, пытавшегося поначалу представить дело так, что у Шамсутдинова был нервный срыв по неким личным обстоятельствам, не связанным со службой. На скамье подсудимых в итоге оказался не он, а рядовой Руслан Мухатов, который, как установили следователи, изощренно издевался над молодыми солдатами. Например, «пробивал лося». Как поясняет издание 72.ru, «это когда человека заставляют скрестить руки перед лицом и по ним сильно бьют». Мухатов делал это, надев на руку боксерскую перчатку. Военнослужащих также заставляли «ловить бабочек» — часто приседать и прыгать по команде, хлопая в ладоши. Или выполнять издевательское упражнение «морская пехота» — это ходьба гуськом на месте.

Подобные издевательства могли длиться часами. «Он не давал нам отдыхать, я видел, как Слава Муркин упал с судорогой и заплакал от боли. Мухатов заставил его встать», — зачитали в суде показания Шамсутдинова (цитата по 72.ru). 

Сам Мухатов, похоже, включает дурака. Заявляя, к примеру, что сослуживцы якобы сами просили «пробить им лося», и у него не было неприязненных отношений с потерпевшими. А указания о проведении физических упражнений он будто бы получал от сержанта, которого убил Шамсутдинов.

Всего по делу о неуставных отношениях в этой воинской части потерпевшими проходят шесть человек. Но что интересно, четверо из них (помимо Шамсутдинова и рядового Графова, который находится в больнице без сознания) отказались от претензий к Мухатову после того, как он заплатил каждому по 500 (!?) рублей в качестве компенсации за причиненный вред. Как рассказал «Новой газете» адвокат Шамсутдинова Руслан Нагиев, на заседании суда эти четверо заявили, что не имеют претензий к Мухатову, и попросили рассматривать дело без их присутствия. От иска к казарменному беспредельщику неожиданно отказалась и мать Евгения Графова.

Неужели всех этих людей так запугали, что им хватило символических 500 рублей компенсации? И исход дела теперь зависит от убийцы Шамсутдинова, который от претензий отказываться не намерен? Это все больше напоминает некий театр абсурда. Поскольку все движется к тому, что оправдать в итоге могут и убийцу Шамсутдинова, и того, кто толкнул его на это – рядового Мухатова!

В недавнем интервью интернет-газете Znak координатор правозащитной организации «У военнослужащих тоже есть права» Алексей Ковалев, рассуждая об этом резонансном деле, сказал:

— Шамсутдинов, разумеется, виноват, и заслуживает лишения свободы. Он убил не конкретно того, кто применял к нему неуставные взаимоотношения, а случайных людей, в том числе. Позицию защиты я прекрасно понимаю — неуставные, попытка изнасилования. Сейчас можно говорить что угодно. Но он стрелял, и при этом добивал контрольными выстрелами. Это не было аффектом. Оправдания его действиям нет. Это первый случай, где я согласен с Министерством обороны. Правозащитников я здесь, извините, поддержать не могу. 

Однако снимать вину с военного ведомства тоже было бы неправильно. Ведь тот же Алексей Ковалев самыми проблемными и депрессивными регионами для службы в армии называет Забайкалье и Дальний Восток. Причина — большое скопление войск и удаленность от центра. 

На Дальнем Востоке армия — отдельное государство, — говорит правозащитник. — Они живут по своим законам. Самые проблемные гарнизоны — Кяхта, Камень Рыболов, Белогорск. Это такие дыры, куда нормальные люди не поедут служить по контракту. Там собрались те, кому больше некуда податься. Причем там и следствие, и прокуратура, и военные эксперты — такие же. Они не хотят работать, в чем-то разбираться. Застрелился — и черт с тобой. Жалобы нам идут и идут оттуда. И я всегда говорил: если в стране в армии весь беспредел где-то аукнется, то это будет Дальний Восток. И вот мы получили дело Шамсутдинова. Мы хорошо знаем эту часть. Командование в тех частях чувствует свою безнаказанность и вседозволенность. Местечковые суды, местечковое следствие…

Ковалев вспомнил и о деле призывника Кувайцева из Кропачево Челябинской области, который погиб в Белогорске:

— Мы доказали, что следователь совершил фальсификацию — убедил маму, что продолжит дело, и заставил ее подписать одну бумагу. После этого она кричала, что ее обманули, но никто этого не услышал. Это междоусобное царство. Нас там не слышит ни суд, ни следствие, ни сама армия.

Вполне возможно, никто ничего не услышит и по итогам рассмотрения дела Шамсутдинова. И здесь все так же будут «пробивать лося»…

 

Максимилиан Шульц 

 

Вам также может понравиться