Главные новости России и мира сегодня

Украл, освоил, на повышение! Как поднимаются по карьерной лестнице кураторы проваленных военных строек

В последние годы руководство военного ведомства так рьяно рапортовало о своих грандиозных достижениях на «арктическом направлении», что недавнее решение Арбитражного суда Москвы оказалось для многих громом среди ясного неба. Суд признал, что подрядчик Минобороны — компания «СпецСтрой-1» — фактически провалил строительство военных объектов в Арктике. И взыскал с фирмы 803 млн рублей.

«Открытые медиа» сообщили, что это уже вторая попытка возвести авиационные комплексы на мысе Шмидта и острове Врангеля. Первая закончилась тем, что совладельцы застройщика попали под суд по обвинению в хищении. Сами они при этом утверждают, что попали за решетку, поскольку отказались давать взятку минобороновским чиновникам.

Так или иначе, но арктические объекты Минобороны превратились в хронический долгострой, где отмываются деньги. «Коммерсантъ» даже сравнивал их со скандальным космодромом «Восточный». Там из выделенных на строительство 91 млрд рублей было украдено 11. Сколько украли в ходе освоения Арктики? 

К концу 2019 года, говорил министр обороны Сергей Шойгу, в регионе было возведено 590 военных объектов. Эти стройки связаны не с таким большим числом уголовных дел, как это было на космодроме «Восточный», но ущерб вполне сопоставим. Как следует из материалов Следственного комитета России (СКР), которые есть в распоряжении «Открытых медиа», объем хищений оценивается в 3 млрд рублей. Это расследование, которое с 2016 года ведет СКР, касается строительства «радиолокационных отделений и пунктов наведения авиации» на мысе Шмидта и на острове Врангеля. Эти же объекты, напомним, стали предметом разбирательства в арбитраже.

По данным «Открытых медиа», госконтракты в 2014 году заключила фирма «Русальянс Строй». Ее совладельцы Дмитрий Бушманов и Алексей Эккерт настаивают, что практически выполнили взятые на себя обязательства, но в 2015 году структуры Минобороны неожиданно изменили условия работы и перестали перечислять средства, из-за чего ряд объектов компания вынуждена была достраивать за свой счет, а рабочие на несколько месяцев оказались отрезаны от цивилизации: у них не было ни топлива, ни стройматериалов. Военные даже не предоставили вертолеты, чтобы вывезти их с мыса Шмидта. Предприниматели неоднократно жаловались, судились. Но дело кончилось тем, что командованием Восточного военного округа и Тихоокеанского флота стройки были… захвачены. При этом Эккерт и Бушманов утверждают, что в захвате участвовали сотрудники фирмы «СпецСтрой-1». В результате «Русальянс Строй» лишился доступа к объектам и своей технике, контракт с компанией был разорван, а Эккерт и Бушманов в марте 2016 года арестованы по обвинению в хищении в особо крупном размере и отмывании средств.

Тот факт, что «Русальянс Строй» действительно строил объекты, следствие признает. Хотя в материалах СКР говорится, что Эккерт и Бушманов стали подрядчиками Минобороны только ради хищения бюджетных денег, в обвинительном заключении отмечается, что предприниматели направили «часть похищенных денежных средств на проведение изыскательских, проектных и строительно-монтажных работ по возведению отдельных фрагментов указанных в договорах субподряда сооружений». Чиновники подведомственных Минобороны структур решили избавиться от «Русальянс Строя» после того, как руководство компании отказалось передавать им взятку в размере 700 млн рублей, утверждают Эккерт и Бушманов. Среди вымогателей они называют экс-замглавы Спецстроя Александра Бурлакова, который позднее получил 4 года и 9 месяцев колонии по делу о хищении денег, выделенных на капремонт военных городков, и бывшего руководителя Главного управления инженерных работ № 2 при Спецстрое Олега Сиразетдинова.

Осенью 2015 года на острове Врангеля и мысе Шмидта появился другой подрядчик. Как вы уже догадались, это был «СпецСтрой-1», с которым теперь судится Минобороны. «При этом «СпецСтрой-1» на момент подачи заявки и подписания договоров не имел в своем штате работников, специализированной техники, производственных мощностей и оборотных средств, имел минимальный уставной капитал, а оборот за предыдущий период составил всего 300 тыс. рублей в виде единственного договора займа», — обращает внимание представитель «Русальянс Строя» Максим Лобовиков в своем обращении в администрацию президента.

Фактически, утверждают «Открытые медиа», «СпецСтрою-1» в наследство от предыдущего застройщика достались почти готовые здания. При этом объекты не проверяли представители военного ведомства, поэтому по документам они формально еще не были возведены. «СпецСтрою-1» оставалось довести работы до завершения и передать здания военным. В сентябре 2015 года компания заключила договор на возведение арктических объектов и получила аванс в размере почти 2 млрд рублей. Все работы, по условиям соглашения, должны были быть завершены к концу 2016 года. Но соответствующие акты так и не были подписаны. Весной 2019 года на это обратили внимание в Московской военной прокуратуре. В письме надзорного ведомства, копия которого есть у «Открытых медиа», указано, что структурам Минобороны вынесено предписание: они должны обратиться в суд и вернуть аванс, не израсходованный для строительства объектов.

В апреле того же года Минобороны разорвало соглашения со «СпецСтроем-1», а в июле обратилось в суд. Заявленная сумма претензий — почти 11,7 млрд рублей, она включала в себя не только полную цену строительства, но и неустойки. «СпецСтрой-1» в ответ подал иски, потребовав от военного ведомства компенсировать уже выполненные работы. Суд не допустил в процесс представителей «Русальянс Строя», поэтому вопрос о том, действительно ли «СпецСтрой-1» самостоятельно построил объекты или воспользовался результатом работы предыдущего подрядчика, не рассматривался. Суд пришел к выводу, что подрядчик так и не завершил строительство объектов и просрочил сроки сдачи. Арбитраж взыскал по первому иску 662,2 млн рублей, а по второму — 140,8 млн.

Таким образом, военные объекты на мысе Шмидта и острове Врангеля обошлись государству как минимум в 5 млрд рублей: 3 млрд получил «Русальянс Строй» в качестве аванса, а еще 2 млрд — «СпецСтрой-1». Но с 2014 года дважды «построенные» объекты так и не были полностью сданы Министерству обороны! Кто теперь будет достраивать авиационный комплекс, пишут «Открытые медиа», тоже неизвестно.

Но что самое удивительное, срыв строительства этих объектов в Арктике никак не сказался на карьере представителей Минобороны. Напротив, на повышение пошел основной куратор этих строек Тимур Иванов. В 2013-2016 годах он возглавлял крупнейший строительный холдинг Минобороны — «Оборонстрой», а также был гендиректором Главного управления обустройства войск (ГУОВ). А затем стал заместителем Сергея Шойгу и теперь курирует все военное строительство! По его инициативе осенью 2019 года был создан единый подрядчик для всех армейских строек — Военно-строительная компания, которая распоряжается бюджетом в 1 трлн рублей. За время работы Тимура Иванова в военном ведомстве, обращают внимание «Открытые медиа», его семья стала обладателем недвижимости на Рублево-Успенском шоссе стоимостью 600 млн рублей.

ГУОВ с 2017 года возглавляет Евгений Горбачев. Как говорится в его официальной биографии, в 2013-2017 годах он работал в организациях Военно-строительного комплекса Минобороны. Но «Открытые медиа» выяснили интересную деталь. По данным государственного реестра юрлиц, вплоть до своего перехода в ГУОВ Горбачев в течение двух лет был одним из соучредителей «СпецСтроя-1» — той самой компании, которая неудачно продолжила строительство упомянутых авиационных объектов в Арктике.

Получается, в рост у генерала армии Шойгу идут, прежде всего, те, кто причинил возглавляемому им ведомству максимальный ущерб?

 

Максимилиан Шульц


Вам также может понравиться