Главные новости России и мира сегодня

У Шойгу – мания преследования? Для чего министр обороны предлагает «отрегулировать» закон о СМИ

Как высокопоставленные российские чиновники реагируют на критические выступления в СМИ? Как правило, спокойно. По принципу «собака лает – караван идет». Но бывают среди них и исключения. Одно из них – нынешний министр обороны РФ. За долгие годы пребывания в высших эшелонах власти Сергей Кужугетович Шойгу так и не выработал в себе ту самую толстокожесть, которая позволяет его коллегам с легкостью переживать самые изощренные наезды «четвертой власти».

Более того, с возрастом его реакция на журналистов становится все более нервной. Он не желает понимать, отчего это в эмчээсовскую пору они наперебой нахваливали его, восторгались им, а в период руководства военным ведомством стали вдруг показывать зубы. Таких отмороженных, конечно, немного. Усилиями пиар-генерала Игоря Конашенкова информационная поляна практически полностью зачищена. Редко кто позволяет себе не то, что критику, но и даже какую-то серьезную аналитику в отношении Минобороны. Если же вдруг появляется какой-то сумасшедший Крамник (бывший военный обозреватель «Известий», раскритиковавший недавно деятельность Шойгу на посту главы военного ведомства), ему тут же отрубают голову, а крамольный текст удаляют из интернета через считанные часы после публикации.

Но все это — точечная работа информационных телохранителей Шойгу уже постфактум. А вот на днях, громогласно заявив с трибуны Совета Федерации, что против Минобороны «ведется каждодневная информационная война», сам он решил сработать уже на упреждение! Так и не представив, правда, ни единого доказательства того, что «оппозиционно настроенные журналисты регулярно устраивают провокации, направленные против Вооруженных Сил России». Какие такие провокации, кто их устраивает, с какой целью, так и осталось тайной за семью печатями. Но для противодействия «информационным атакам», по словам Шойгу, может потребоваться ни много ни мало «дальнейшее законодательное регулирование СМИ». Чувствуете, куда клонит Кужугетович?

При этом, если внимательно проанализировать его выступление в Совфеде, может возникнуть ощущение, что у министра обороны явно прогрессирует мания преследования. Как иначе расценить его слова о том, что некие активисты «прозападного оппозиционного дивизиона» регулярно пытаются проникать на закрытые военные объекты, снимают входы и выходы из них и выкладывают эти снимки в интернет? И даже «охотятся за родственниками и свидетелями, лезут в госпитали, где лежат наши раненые, на кладбища, на поминки, в семьи наших погибших ребят».

Вы что-нибудь поняли? Что за дивизион такой? Какие активисты? И что это за секретные объекты, на которые может проникнуть кто ни попадя? А поминки с кладбищами, куда они «лезут»?! Почему в таком случае мы ничего не знаем об этих активистах? Или хотя бы о том, что родственники набили им морду?

Ну, бред какой-то, господа! Вы не находите?

Однако с учетом того, что Сергей Шойгу призвал сенаторов «отрегулировать законодательство, нормами которого представители оппозиции объясняют свои действия», бредом это уже не кажется. «Отрегулировать» в нынешней ситуации закон о СМИ – это не просто накинуть платок на роток каждого непокорного журналюги, а раз и навсегда отучить его от какого бы то ни было критического мышления. Превратить всю пишущую и снимающую братию исключительно в пропагандистов и хроникеров. В такое же безропотное сообщество, в которое превратили за последние годы журналистов ведомственных изданий Минобороны.

Не случайно происки Шойгу первым отважился разоблачить председатель Союза журналистов России Владимир Соловьев. «Журналисты, согласно закону о СМИ, могут писать, в том числе, о том, что происходит в военном ведомстве», — заявил он газете «Взгляд». То есть если они не нарушают административный и уголовный кодекс и не раскрывают военных тайн, по закону никто не может препятствовать их профессиональной деятельности. Даже если это не нравится военному ведомству.

«Журналисты имеют право выполнять свой профессиональный долг и писать о том, что считают необходимым с целью оповещать общество о ситуациях, связанных, в том числе, с военным ведомством», – сказал Владимир Соловьев. Он также отметил, что если в Россию «проникают какие-то люди, как западные агенты, то это дело ФСБ и контрразведки, а не журналистского сообщества». «Понятно, что в качестве журналистов к нам могут приезжать представители западных спецслужб. Не секрет, что и представители наших спецслужб работали и работают за рубежом в качестве журналистов. Такое бывает», – подытожил Соловьев.

Тем самым «на пальцах» показав, какую пургу нес в Совете Федерации наш министр обороны!

Интересно, что в Совфеде Шойгу все-таки признал наличие в своем ведомстве неких «недостатков и проблемных вопросов». Но пути их решения, по его словам, учтены в планах деятельности Минобороны на 2019-2025 годы. И нечего, дескать, журналистам сюда соваться…

Но больше всего министр обороны поразил всех таким перлом. С 2012 года, заявил он, отрицательные оценки деятельности Вооруженных Сил снизились в 4,5 раза.

О чьих оценках речь? И, главное, как он их сосчитал?!

 

Максимилиан Шульц

Вам также может понравиться