Главные новости России и мира сегодня

У курсанта синдром Гийена – Барре, у Минобороны – синдром полного безразличия…

О проблемах Российской армии, как известно, говорить сегодня не принято. О проблемах военной медицины – тем более. А уж о том, что военнослужащие погибают или становятся калеками по причине отвратительной диагностики их заболеваний даже заикаться нельзя. Потому как здоровье каждого солдата, курсанта и офицера является предметом пристального внимания самых разных должностных лиц и служб. А они, эти лица и службы, никогда не ошибаются, поскольку руководит ими лучший в истории России министр обороны. Как-то так…

На деле же очень часто происходит совершенно противоположное. Поскольку принято считать, что служат у нас в основном молодые и здоровые, к их сигналам о плохом самочувствии относятся как к банальному насморку. Который с лечением проходит за неделю, а без лечения, соответственно, за семь дней. Сколько уже было фактов, когда несвоевременное обращение в санчасть или поверхностное, неквалифицированное диагностирование приводили к самым печальным последствиям. И вот – очередной пример.

Как сообщает Радио «Свобода», 3 марта курсанту расположенной в Смоленске Военной академии войсковой ПВО Кириллу Беспалько поставили диагноз — синдром Гийена – Барре (СГБ). Это редкая аутоиммунная воспалительная патология, которая сопровождается слабостью мышц, вегетативными расстройствами, нарушениями чувствительности, вплоть до паралича. А поскольку давно замечено, что в праздники в России лучше болеть, Кириллу в этом смысле не повезло особенно…

Дело в том, что недомогание курсант Беспалько почувствовал еще 23 февраля, в День защитника Отечества, когда в перерывах между бравурными маршами люди в погонах позволяют себе расслабиться. И военные медики, надевающие поверх погон белые халаты, в этом смысле не исключение.

Как сообщила в соцсетях мама курсанта, Оксана Беспалько, в праздничный день ей позвонил сын и рассказал, что у него болят ноги, он не может встать. Курсовой офицер отправил его в санчасть, куда военнослужащий каким-то образом добрался. Там в это время вряд ли был кто-то, кроме дежурной медсестры. Однако у нее ни пониженная температура (35,5), ни повышенное давление Кирилла особых тревог не вызвали. Курсанта отправили обратно в казарму, и вплоть до 25 февраля, когда парень уже не чувствовал стоп и пальцев ног, никакого интереса к нему не проявляли!

Благо, 25-го в санчасти уже был доктор, который тут же отправил Кирилла в военный госпиталь. Но осмотревший его там терапевт об СГБ, видимо, тоже не имел ни малейшего понятия. И даже успокоил по телефону родителей – мол, не переживайте, «лечение назначено». Больше того, когда 1 марта пациент уже не мог самостоятельно передвигаться, сам начальник госпиталя утверждал, что это следствие банального «растяжения мышц». Дескать, перетренировался парень на физподготовке. Тогда родители поняли, что сын может остаться инвалидом и забили тревогу, требуя перевести его в гражданскую больницу либо доставить реанимобилем или вертолетом в Москву, до которой от Смоленска не так уж далеко. «Мы стояли на коленях перед руководством госпиталя, но нам ответили: «Он не раненый, чтобы вызывать вертолет», – пишет в соцсетях мама курсанта. По ее свидетельству, в самом Смоленском госпитале ему не давали ничего, кроме лоратадина (противоаллергический препарат) и витаминов.

Только 3 марта Кирилла отправили в другой госпиталь, расположенный в Подольске. Там ему и поставили диагноз – СГБ. В тот же день курсанта перевезли в реанимацию клинического госпиталя имени Вишневского. То есть нормально лечить парня начали фактически через полторы недели после того, как у него обнаружились первые признаки заболевания!

Угроза, однако, не миновала и сегодня. Как пишет Радио «Свобода», специалисты утверждают, что задержка в постановке диагноза и начале правильной терапии может ухудшить течение и прогноз развития болезни, клинические проявления которой длятся несколько недель. При этом родители курсанта Беспалько склонны связывать редкую болезнь сына с вакцинацией против коронавирусной инфекции. Хотя научных данных, свидетельствующих, что такая связь действительно есть, явно недостаточно. Ранее ВОЗ рассматривала синдром Гийена – Барре как крайне редкий побочный эффект (менее 10 случаев на миллион доз) при вакцинации от свиного гриппа и введении некоторых прививок от бешенства.

В соцсетях называют более вероятный сценарий: «Скорее всего, после вакцинации парня подвергали физической нагрузке, а после первой жалобы на самочувствие обвинили в желании сачкануть». Классическая армейская история…

Так или иначе, это показывает нынешний уровень и военного образования, и военной медицины, где остается все меньше профессионалов. Невролог из Екатеринбурга Ирина Волкова в комментарии для Радио «Свобода» отметила, что СГБ лечится довольно эффективно. Самая большая сложность состоит как раз в постановке диагноза. Если лечение начать поздно, возможен паралич дыхательной мускулатуры, и жизнь человека может оказаться под угрозой. «Курсант еще в конце февраля жаловался. Просто те, кому он говорил о симптомах, видимо, не знали, что такое синдром Гийена – Барре. В санчасти, может, фельдшер сидел, или у врача знаний об этом синдроме не было. Почему врачи не оценили серьезность ситуации – это вызывает вопросы», – подчеркнула она.

Вопросы это вызывает практически везде, кроме… Министерства обороны. Курсант не падает духом, сражается. Но если что, отряд традиционно не заметит потери бойца…

 

Максимилиан Шульц

Вам также может понравиться