Главные новости России и мира сегодня

Сегодня ошибки не признают, а делают из них символы

В это трудно поверить, но двадцать лет назад в русской провинции еще издавались газеты, в которых писали правду. Одна из них – «Новости Пскова». Именно эта газета, напомнил ресурс «Север. Реалии», уже к первой годовщине гибели роты псковских десантников отважилась задать вопросы, ответы на которые не получены до сих пор. Вот они.

Как получилось, что рота осталась один на один с огромной группировкой боевиков? Почему на помощь им пришел всего один взвод, и тот без приказа? Почему не было огневой поддержки от авиации? Уже потом родители погибших бойцов оформили эти вопросы в открытое обращение к Путину. Ответили им сочувствием и деньгами. Но самое ужасное, что деньги, вполне возможно, и погубили их сыновей…

«Новости Пскова» давно закрылись. Их редактор и автор того разоблачительного материала Олег Константинов не пишет книги о 6-й роте, не снимает фильмы, но продолжает поддерживать связь с родителями погибших десантников. Вход в дивизию для него, однако, закрыт. Аккредитацию на памятные мероприятия с участием президента Путина 1 марта этого года Олег тоже не получил. Видать, побоялись, что он попытается задать «неудобный» вопрос Владимиру Владимировичу. Он ведь уже пытался сделать это на «больших» пресс-конференциях с участием главы государства. Но ему не дали. Потому что это не вопрос. Это – бомба!

Существует точка зрения, что коридор для выхода боевиков был проплачен и выкуплен, и конкретные люди за это должны отвечать на самом высоком уровне, — приводят слова Олега Константинова «Север. Реалии». — Я могу сказать, что поставленные тогда вопросы до сих пор остаются…

Ответы на них пытались искать и родители погибших ребят. Один из них, профессиональный военный Владимир Николаевич Воробьев, потерявший двадцать лет назад младшего сына Алексея, рассказал много такого, о чем официальная пропаганда предпочла бы забыть.

Из слов его следует, что окруженная под Шатоем двухтысячная группировка боевиков сначала ушла в леса под Улус-Кертом, а потом решила прорываться через высоту 776,0. К тому времени на нее уже вышли наши разведчики, вступившие в боестолкновение с противником. Когда боевики стали с обеих сторон обходить разведгруппу, командир 6-й роты Сергей Молодов на свой страх и риск выдвинулся на помощь разведчикам. Ротного быстро снял чеченский снайпер, а затем начались беспрерывные атаки…

Очень много лжи вокруг этого было, – говорит мама другого погибшего десантника Татьяна Коротеева. – К примеру, то, что был туман, и якобы вертолеты не могли долететь. Потом откровенно говорили, что день был совершенно ясный, был очень хорошо слышен бой. Вплоть до того, как ребята кричали матом. В общем, очень много вопросов, которые уже и не хочется задавать.

В гибели роты женщина до сих пор винит тогдашнего командующего Объединенной группировкой федеральных сил генерала Геннадия Трошева, который якобы не разрешил командиру 104-го полка полковнику Мелентьеву отправить десантникам подкрепление.

Так или иначе, за гибель 6-й роты де-юре никто так и не ответил. Полковника Мелентьева вскоре перевели в Ульяновск. В мае 2000 года военная прокуратура возбудила в его отношении уголовное дело по статье «Халатность», но оно было прекращено по амнистии. В 2002-м полковник умер от сердечного приступа. А в 2003-м псковским журналистам из Генпрокуратуры пришел такой ответ: «В ходе расследования уголовного дела была дана правовая оценка действиям воинских должностных лиц, в том числе командования Объединенной группировкой войск (сил). Установлено, что их действия при исполнении обязанностей по подготовке, организации и ведению боя подразделениями 104-го парашютно-десантного полка не образуют состава преступления».

Потом погиб в авиакатастрофе Геннадий Трошев. Нет уже многих участников тех событий – значит, нет и проблемы?

Владимир Воробьев тоже пришел к выводу, что формально виноватых вроде бы нет, но причиной трагедии, по его мнению, стала цепочка непростительных ошибок.

Я считаю, что изначально неправильно было принято решение, – рассказал он в интервью ресурсу «Север. Реалии». – В таких случаях должны спланировать, чтобы на всем расстоянии была артиллерийская поддержка. И в горах – это боевые действия в особых условиях. Допустим, один рубеж взяли, надо его закрепить, а потом уже с этого рубежа, частью сил прикрываясь, идти дальше. А эта рота просто встала и пошла на все 14 километров. Притом рота растянулась и ступенчато вводилась в бой. Поддержки никакой нет. Артиллерия не доставала до минометов, из которых стреляли боевики, – расстояние было слишком большое.

Однако есть и другая версия. О том, что коридор для отступления через Улус-Керт был проплачен боевиками – только десантников «забыли» предупредить…

Говорили, они там даже по горам кричали, что это продано: «Вы нас пропустите, отойдите» – что уже деньги-то получены. «Если хотите, давайте вам еще приплатим», – вплоть до того, – вспоминает Татьяна Коротеева. – А что там правда, что неправда… Мне очень сложно сказать, откуда эти слухи появились, но они шли как достоверные и передавались из уст в уста.

Владимир Воробьев считает все это домыслами. Но тоже недоумевает, как могли так просто выпустить из капкана боевиков, зажатых в Шатое. В конце концов, что это, как не предательство?..

А журналисту Олегу Константинову родители благодарны уже за то, что вовремя сказал горькую правду.

Мы между собой часто об этом говорили, что, скорее всего, их бы по одному привезли и без лишнего шума похоронили. Поэтому низкий поклон Олегу, — вздыхает Татьяна Коротеева.

Правильно сделал, – говорит Владимир Воробьев. – Чего тут таить? Надо честно признавать свои ошибки и правильно потом на них реагировать, чтобы они не повторялись. Не надо это замалчивать.

Но кроме родителей, правда уже никому не нужна. 6-я рота полегла не для того, чтобы учиться на ошибках, а чтобы стать символом. Так и произошло. О псковских десантниках пишут стихи, ставят мюзиклы, слагают легенды…

Всё по классике. Любой героизм становится следствием чьего-то раздолбайства. Или предательства.

 

Максимилиан Шульц

Вам также может понравиться