Главные новости России и мира сегодня

Родственники погибших хотят развязать рот Шойгу с помощью ЕСПЧ…

Да, Министерство обороны России – изначально такая структура, в которой много секретов. Возможно, даже чересчур много. Ибо этим запросто можно воспользоваться.

Что, например, секретного может быть в том, что военно-транспортный самолет Ту-154, вылетевший ранним воскресным утром 25 декабря 2016 года из Сочи в сирийский Хмеймим, чтобы доставить нашим военнослужащим новогодние подарки, через одну минуту и 10 секунд после взлета рухнул в Черное море? На его борту находились восемь членов экипажа и 84 пассажира. В том числе глава фонда «Справедливая помощь» Елизавета Глинка, руководитель Департамента культуры Минобороны Антон Губанков, артисты легендарного Академического ансамбля песни и пляски Российской армии имени А.В. Александрова во главе со своим руководителем генерал-лейтенантом Валерием Халиловым, журналисты. Все они погибли. Но похоронили не всех. Кому-то из убитых горем родственников пришлось довольствоваться найденными спасателями в полутора километрах от берега обломками воздушного судна и вещами пассажиров…

Они долго ждали, когда в ведомстве генерала армии Шойгу им скажут хоть что-то вразумительное. В 2017 году Минобороны отчиталось о завершении собственного расследования трагедии. Но отчиталось как-то невнятно, хотя сам Сергей Шойгу 24 мая того года говорил, что окончательная версия причины катастрофы «ясна на 99 процентов» и обещал вскоре ее обнародовать. Через неделю после этого Минобороны разродилось вот таким пресс-релизом: «По результатам расследования установлено, что причиной происшествия могло быть нарушение пространственной ориентировки (ситуационной осведомленности) командира воздушного судна, приведшее к его ошибочным действиям с органами управления воздушным судном».

Могло быть, а могло и не быть. Понимай, как хочешь…

Военный следственный отдел СКР по Сочинскому гарнизону, возбудивший уголовное дело по статье 351 УК РФ («Нарушение правил полетов, повлекшее тяжкие последствия»), тоже был не слишком разговорчив. В ноябре 2019 года расследование причин катастрофы военными следователями было завершено, но его итоги… засекречены. На каком основании – непонятно. Поговаривают, что ведомству Бастрыкина это было рекомендовано с самого верха. А через месяц уголовное дело и вовсе закрыли «за отсутствием состава преступления».

Абсолютное большинство родственников погибших с таким поворотом, однако, не смирились. Хотя с ними очень активно и предметно «работали». Стало известно, что Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) принял к производству их коллективную жалобу. В адвокатской фирме «Трунов, Айвар и партнеры», представляющей интересы истцов, сообщили, что жалоба подана в интересах 70 родственников, считающих, что имело место нарушение статьи 2 (право на жизнь) и статьи 13 (право на справедливое судебное разбирательство) Конвенции по защите прав человека. Кроме того, в жалобе истцы указывают, что считают необоснованным прекращение уголовного дела по авиакатастрофе, требуют рассекретить дело и выплатить им компенсации. В апреле 2019 года, напомним, Мещанский суд Москвы отказал родственникам погибших в авиакатастрофе в выплате 2 млрд рублей в связи с недоплаченными страховыми премиями, причинением материального и морального вреда.

Известный адвокат Игорь Трунов считает, что люди имеют на это полное право, поскольку дело откровенно развалили. Никто из ответственных должностных лиц не был привлечен к ответственности, а истинные причины авиакатастрофы так и не установлены. Скрывать все это за ширмой секретности, как минимум, аморально. Ибо всем понятно, что «секретом» пытаются сделать чью-то преступную халатность или головотяпство. А поскольку в ведомстве, возглавляемом таким могучим военачальником современности, как генерал армии Шойгу, быть такого не может в принципе, все скопом пошли на то, чтобы широкой общественности никакие подробности не сообщать.

А потому что о Минобороны, как в известных случаях: или хорошо, или ничего…

 

Максимилиан Шульц

 

 

Вам также может понравиться