Главные новости России и мира сегодня

Полковник просто хотел вторую квартиру?

Как же должна деградировать морально-нравственная атмосфера в Вооруженных Силах, чтобы…

Впрочем, пока это всего лишь версия, поэтому не станем вешать всех собак на начальника инженерной службы Военно-космической академии имени Можайского полковника Рифата Закирова. Но именно он, как стало известно «Коммерсанту», стал первым обвиняемым в уголовном деле о недавнем взрыве в Военно-космической академии. И именно его, опытного сапера, прошедшего обе чеченские кампании, заключили под домашний арест.

По одной из версий, офицер изготовил и принес в академию бомбу, чтобы… самому же ее героически обезвредить. С помощью этой громкой акции он якобы рассчитывал решить давно наболевший жилищный вопрос, но вместо квартиры получил тяжелую контузию и обвинение в незаконном обороте взрывчатки.

Закиров больше месяца лечился от головных болей, приступов головокружения и восстанавливал полностью утраченный слух. Когда же его удалось, наконец, допросить, Главное военное следственное управление (ГВСУ) Следственного комитета России отменило принятую изначально квалификацию преступления по ст. 30 и ч. 2 ст. 105 УК РФ (попытка массового убийства). Видимо полковнику удалось убедить следователей, что он никого не собирался убивать, а пострадал в результате собственной оплошности.

Однако ГВСУ, по данным «Коммерсанта», оставило в силе и другую версию. Согласно ней, опытнейший офицер, прошедший в качестве командира различных инженерных подразделений не одну горячую точку, сумел выплавить и припрятать некоторое количество тротила из обезвреженных им же самодельных фугасов. Офицер мог тайно хранить эти трофеи, а когда понадобилось, произвел хорошо знакомые ему манипуляции в обратной последовательности: собрал из компонентов управляемое взрывное устройство. В итоге Рифат Закиров был обвинен в хищении взрывчатки с использованием служебного положения, а также ее незаконной перевозке и хранении.

«Почему заслуженный офицер, награжденный за участие в боевых действиях орденом Мужества, медалью «За отвагу» и почетным знаком «За разминирование», уже много лет занятый на преподавательской работе, решил «вспомнить былое?» — задается закономерным вопросом «Коммерсантъ». И предлагает такую версию: возможно, Закирова, отличавшегося, по словам его супруги Светланы, взрывным темпераментом, подтолкнул на преступление пресловутый квартирный вопрос.

А он у него весьма непрост. Если коротко, 58-метровую «двушку» в пригороде Санкт-Петербурга Сертолово офицер получил от Минобороны в 2004 году и сразу приватизировал в равных долях с двумя сыновьями (первая супруга Закирова умерла). Через десять лет в этой же квартире поселились его племянница и брат первой супруги, которые заключили между собой брак. Затем вторично женился сам офицер, и в обеих семьях появилось в общей сложности трое детей. В 2016 году полковнику Закирову, вновь вставшему в очередь на жилье, Минобороны предоставило служебную квартиру в Санкт-Петербурге, однако приватизировать ее не разрешили, поскольку офицер не вернул ведомству свое первое, сертоловское жилье. А там к тому времени так и проживали его родственники, не имевшие к военному ведомству никакого отношения.

Несколько лет Закиров пытался доказывать в судах свое право на повторную приватизацию, но безрезультатно. Именно поэтому, полагает близкий к военному следствию источник «Коммерсанта», он мог пойти на крайности. По его мнению, полковник планировал не взорвать, а, наоборот, обнаружить и публично обезвредить собственную бомбу. Если бы эта затея удалась, перед очередным «квартирным» судом в качестве истца предстал бы уже не обычный преподаватель военной академии, а герой, применивший на практике боевые навыки и спасший курсантов. Однако что-то пошло не так…

Напомним, что 2 апреля Закиров вместе с коллегами зашел в отдел кадров академии, расположенный на втором этаже возле лестницы. Именно полковник, по данным его сослуживцев, первым заметил некий подозрительный, оказавшийся к тому же бесхозным пакет, заглянул в него, обнаружил внутри мобильник с проводами и поднял тревогу. Он же организовал эвакуацию курсантов и преподавателей из опасной зоны, а сам, облачившись в бронежилет и каску, отправился на разминирование. Закиров успел занести пакет под лестничный пролет и накрыть его вторым бронежилетом, но в этот момент произошел взрыв. Его мощность оказалась невелика, а заряд не был снабжен поражающими элементами, поэтому никто, кроме самого Закирова, не пострадал.

Как бы там ни было, вне зависимости от того, аферист Закиров или герой, уже сейчас, до завершения расследования, можно констатировать одно: закон в нашей армии – что дышло. Служебный жилфонд Минобороны и в Москве, и в Петербурге так и не очищен от случайных людей. А факты, когда за «особые заслуги» перед командованием оно закрывает глаза на какие-то квартирные махинации военнослужащих, по-прежнему имеют место. Зная об этом, вполне возможно, Закиров и рассчитывал попасть в их число.

Но даже если это и так, все равно человека жалко. Хотя бы потому, что других способов решить квартирный вопрос он уже не видел…

 

Максимилиан Шульц

Вам также может понравиться