Главные новости России и мира сегодня

Пока с Шойгу взыщут 150 тысяч, а в перспективе – миллионы!

Тревожный звонок прозвенел вчера для Министерства обороны РФ в Кемеровском областном суде. Вопреки ожиданиям, он удовлетворил первый иск к военному ведомству в связи с катастрофой под Сочи самолета Ту-154, в которой погибли 92 человека, включая известного доктора Елизавету Глинку и артистов Академического ансамбля песни и пляски Российской армии имени Александрова.

А почему — вопреки ожиданиям?

Потому что Лада Шульгина, дочь погибшего солиста ансамбля имени Александрова Юрия Новокшанова, сама почти разуверилась в том, что от Минобороны можно добиться хоть какой-то финансовой компенсации. За предыдущие два года ей это так и не удалось. Как мы уже рассказывали в публикации «Минобороны – родственникам погибших «александровцев»: ваша песенка спета…», никакой материальной и даже моральной помощи Ладе Шульгиной и ее дедушке никто так и не предложил. Компенсацию получил только брат Лады, родившийся в другом браке Юрия Новокшанова. А о них – «забыли».

Тогда Лада решила обратиться к страховщикам. Ответственность Минобороны перед третьими лицами при эксплуатации воздушных судов была застрахована в компании СОГАЗ. Но там умыли руки, и Лада решила судиться. Она потребовала по полмиллиона рублей от военного ведомства и ансамбля, признавшего гибель артиста «несчастным случаем на производстве». Кроме того, рассчитывала получить ежемесячную пожизненную выплату в размере 22 тыс. рублей. Новокузнецкий центральный районный суд, куда Лада Шульгина подала гражданский иск, в этих требованиях отказал, посчитав, что никто ни в чем не виноват, и претендовать родственникам не на что.

Кемеровский областной суд, куда истица подала апелляционную жалобу, с этим не согласился и частично удовлетворил требования родственников погибшего артиста, взыскав с Минобороны 150 тыс. рублей за моральный вред. Вместе с тем судья внял доводам представителя прокуратуры, который отмечал, что ансамбль Александрова не должен выплачивать компенсацию, так как в случившемся не виноват. Что касается претензий к Минобороны, то прокурор счел сумму завышенной, отметив, что истица не проживала со своим отцом, и они крайне редко общались. Хотя почему они должны были проживать вместе?!

Член совета по взаимодействию с институтами гражданского общества при председателе Совета Федерации РФ Евгений Корчаго заявил «Коммерсанту», что, по его информации, подобные иски к Минобороны в связи с катастрофой в Сочи до этого не подавались. Но это не совсем так.

В конце прошлого года семьи погибших при крушении Ту-154 подали в Москве иск на 2 млрд рублей к страховым компаниям СОГАЗ и MS Amlin, а также авиакомпании «223 летный отряд» Минобороны России. До этого, как сообщал тот же «Коммерсантъ», аналогичные иски к MS Amlin и СОГАЗ были поданы в Высокий суд Лондона. Истцы полагают, что компенсации им должны выплачиваться по международным, а не по российским нормам. После крушения самолета в декабре 2016 года родственникам погибших выплатили по 2 млн рублей и частично покрыли расходы на похороны. Эти выплаты осуществлялись в соответствии с российским Воздушным кодексом. Однако самолет летел в Сирию, которая с 1999 года участвует в Монреальской конвенции, а Россия присоединилась к ней в апреле 2017 года. Если рассчитывать компенсации по этой конвенции, то за каждого погибшего родственники могут получить по 22,4 млн рублей.

Компенсации по международным нормам, по данным «Коммерсанта», хотят получить родственники погибших артистов, «доктора Лизы» и журналистов. На членов экипажа пассажирские страховки не распространяются. От борьбы за дополнительные компенсации вроде бы отказались и родственники шести погибших военнослужащих. 

Но если остальные эту борьбу продолжат, страховщикам и военному ведомству наверняка придется раскошелиться на кругленькую сумму. Перспектива вполне реальная.

По крайней мере, теперь массовые артистические десанты на российскую авиабазу в Хмеймиме Минобороны проводить опасается…

 

Максимилиан Шульц

Вам также может понравиться