Главные новости России и мира сегодня

Пиар-генерал прижал к ногтю «Известия»

Со времени выхода интервью генерала армии Шойгу газете «Московский комсомолец» прошло уже несколько дней, а публикация эта продолжает обрастать все новыми скандалами…

24 сентября на сайте «Известий» вышел материал Ильи Крамника «Пиар и его команда: достижения Сергея Шойгу на посту министра обороны», но буквально через несколько часов его удалили. Военный обозреватель критиковал в нем деятельность ведомства и, в частности, Шойгу, а положительные изменения в армейской сфере во многом объяснял результатами деятельности предыдущего главы Минобороны — Анатолия Сердюкова.

Как рассказал Крамник «Радио Свобода», он заранее предупреждал свою редакцию, что материал не понравится Министерству обороны. Так и вышло. По мнению журналиста, статью удалили из-за административного давления. Ее текст после этого он опубликовал на своей странице в Фейсбуке. В беседе с «Дождем» Крамник уточнил, что главный редактор «Известий» посоветовал ему пока не приходить в редакцию, так как его пропуск, скорее всего, заблокирован…

Военный обозреватель также отметил, что его лишили доступа к редактированию сайта «Известий». Кроме того, Крамник предположил, что кто-то пытался взломать его страницу в Фейсбуке.

Кто – догадаться несложно. Как легко и предположить, по чьей «настоятельной просьбе» материал удалили с сайта. Ни для кого ведь не секрет, что «пиароносец» министра обороны генерал-майор Игорь Конашенков давно и плотно контролирует большинство московских СМИ на предмет любой негативной информации о военном ведомстве. Если она, не приведи Господь, где-нибудь появится, это издание или телеканал, в лучшем случае будут посажены на голодный информационный паек, и любые их запросы будут игнорироваться. А в худшем, к ним будут применены меры самого жесткого административного давления через структуры, на которые имеет влияние Минобороны. Так что редактору «Известий» в этом смысле не позавидуешь…

Что касается самого материала Ильи Крамника, то он целиком посвящен анализу интервью министра обороны «МК» и реальным, а не мифическим достижениям Шойгу на посту главы военного ведомства. Крамник во многом повторяет мысль, высказанную другими экспертами. По его мнению, внезапные проверки боеготовности Вооруженных Сил, рост объемов закупок техники и вооружения и ряд других позитивных изменений, безусловно, являются заслугой действующего военного руководства, однако связывать процесс восстановления боевого потенциала армии с назначением на должность Сергея Шойгу вряд ли будет корректно.

В частности, процесс улучшения условий быта военнослужащих, освобождения солдат от хозработ, реорганизации системы питания в войсках и т.д. начался еще при Сердюкове. Тогда же, в период 2009–2012 годов, началось и массовое перевооружение армии, были заключены крупные контракты на поставку вооружения и военной техники. Учитывая длительный цикл большинства этих контрактов, их исполнение, естественно, пришлось на период руководства министерством Сергея Шойгу. Который в итоге и пожинал все лавры!

При Сердюкове, напоминает Илья Крамник, были приняты и ключевые решения относительно изменения структуры Вооруженных Сил, включая создание объединенных стратегических командований, переход на бригадную организацию Сухопутных войск, реформирование структуры ВВС и т.д. Хотя часть этих решений Шойгу действительно отменил или скорректировал. Например, ВВС, включенные в состав нового вида Вооруженных Сил — ВКС — вернулись к традиционной полковой организации. А некоторые бригады Сухопутных войск были снова развернуты в дивизии. По мнению автора, это является обычным процессом корректировки начатых реформ, не более того.

Крамник полагает, что к тому моменту, когда российским Вооруженным Силам пришлось выполнять серьезные боевые задачи — в 2014 году в Крыму или с осени 2015-го в Сирии, — процесс реформ уже длился несколько лет. Собственно, это и стало условием успеха — разваленные и небоеготовые Вооруженные Силы невозможно было восстановить до нужной кондиции ни за полтора года (с осени 2012-го по февраль 2014-го), ни за три (осень 2015-го). Сам факт отмеченного в интервью «МК» успешного выполнения боевых задач в сложных условиях сирийской кампании говорит о запуске процесса «спасения армии» задолго до назначения Шойгу. То есть лавры «главного спасателя», по мнению Крамника, принадлежат явно не Сергею Кужугетовичу…

 

Не вдаваясь в особый анализ подходов к решению военных вопросов при Анатолии Сердюкове и Сергее Шойгу, автор делает упор на разницу подходов к общению военного ведомства с гражданами, в том числе и через прессу. В этой области, по мнению Ильи Крамника, политика действующего министра обороны вызывает двойственное ощущение. С одной стороны, Сергей Шойгу традиционно относится к «тефлоновым» министрам — слухи о злоупотреблениях в возглавляемых им ведомствах никогда не портили его личную репутацию, во всяком случае, в общественном мнении. С другой, военное ведомство практически отказалось от формата диалога, перейдя в основном к пропагандистским формам информационной активности.

«Если пытаться анализировать активность военного ведомства, опираясь на его публичную информационную рассылку, то может сложиться впечатление, что основным содержанием деятельности Вооруженных Сил является проведение военно-патриотических и военно-спортивных мероприятий, — пишет Крамник. — Допуск прессы на военные объекты, учения и маневры был серьезно пересмотрен в сторону уменьшения пула и его лоялизации — в отличие от периода 2007–2012 годов, когда в этот пул входили и представители СМИ, которые принято относить к оппозиционным».

Автор напоминает, что большое место в информационном поле заняли такие объекты, как парк «Патриот», «Юнармия» и, конечно же, главный храм Вооруженных сил. «Удельный вес новостей, касающихся парка «Патриот» с его филиалами и организации «Юнармия», в целом весьма заметен в общем информационном массиве, что вызывает иной раз недоумение относительно функций Департамента информации и массовых коммуникаций Минобороны. Релизы, формально не относящиеся к этим категориям, также не радуют информативностью, за редкими исключениями отделываясь сообщениями об успешном выполнении задач и реализации поставленных планов без каких-либо деталей», — кидает автор внушительные булыжники в огород генерала Конашенкова…

На этом фоне, утверждает он далее, фактически свернута экспертно-аналитическая функция информационной работы — в частности, военное ведомство так и не решилось на издание российской версии «Белой книги по вопросам обороны» — международного формата справочно-аналитического материала, более или менее подробно раскрывающего доктринальные положения, планы военного строительства и перспективы развития Вооруженных Сил. В условиях резкого падения качества коммуникации между Россией и НАТО такой формат активности мог бы оказаться полезным с точки зрения повышения транспарентности, однако, видимо, был сочтен нецелесообразным. Автор напоминает при этом, что изданием «белых книг» не пренебрегают даже в весьма закрытом в военно-информационном плане Китае. «Подобная разница в подходе периодически заставляет думать, что российскому военному ведомству либо нечего сказать в подобной работе, либо не хватает людей, способных ее выполнить и довести до издания».

Здесь так и хочется воскликнуть: какие, к черту, «белые книги», если в ведомстве Шойгу и Конашенкова нынче не могут родить даже грамотный пресс-релиз?! О чем ты, Илья?..

 

 

Максимилиан Шульц

 

Вам также может понравиться