Главные новости России и мира сегодня

Квартирмейстеры Минобороны против многодетной матери

Инициированная в военном ведомстве кампания по выселению из служебного жилья лиц, не имеющих отношения к Министерству обороны, приобретает все более античеловечные формы. В расчет не берутся ни социальное положение, ни состояние здоровья, ни нормы элементарной порядочности. В ведомстве генерала армии Шойгу нынче в почете другие нормы…

Ресурс «Сибирь. Реалии» рассказал, как в Забайкалье заставляют «очистить помещение», то есть ведомственную квартиру Минобороны, многодетную маму Елену Мирошниченко и троих ее детей. Причем, Елена – военнослужащая, находящаяся в отпуске по уходу за ребенком. Раньше она служила в Оренбурге. А два года назад вслед за мужем, тоже военным, переехала в Читу. В то время Елена была в декретном отпуске – в семье один за другим родились двое сыновей. Сейчас Богдану три, Сереже – два года. Старшая дочь Елены от первого брака Катя (ее отца нет в живых) в этом году окончила школу и поступила в медицинскую академию.

В конце прошлого года брак распался. Так, к сожалению, бывает. Бывший муж Елены сейчас служит в другом городе. А в мае 2018-го суд постановил: Елену Мирошниченко вместе с детьми из служебной квартиры Минобороны выселить! Ведомственное жилье предоставлялось ее бывшему супругу, а сама Елена числится в воинской части, расположенной в Оренбурге, так что формально прав на проживание в читинской квартире у нее теперь нет, решили в суде.

В суде выступали представители органов опеки, просили отсрочить выполнение судебного решения, пока детям не исполнится 18 лет. Но им отказали, – говорит Елена. – Отсрочку нам дали только до 1 сентября: потом, мол, убирайтесь.

Младшего сына Елены заодно выкинули из очереди в детский садик при воинской части – места в нем семья дожидалась около двух лет. Правда, тут вмешались военная прокуратура и детский омбудсмен по Забайкалью – Сережу в очереди по предписанию военного прокурора восстановили, а уполномоченный по правам ребенка Иван Катанаев лично помог устроить его в частный садик, пока подходит очередь в ведомственный. Елена смогла выйти на работу.

Но больше в аппарате уполномоченного ей помочь не могут ничем.

Елену консультировал наш юрист, с садиком вот ей помогли. Но как-либо повлиять на решение суда мы не можем, и полномочий обращаться туда с иском у нас нет. Тем более сейчас уже идут апелляции, а на этом этапе новые обстоятельства не рассматриваются, – говорит Иван Катанаев.

Новые обстоятельства – это, например, официальное признание администрацией Читы Елены и ее семьи нуждающимися в жилплощади. В очередь на муниципальную квартиру Мирошниченко поставили, но, когда эта очередь подойдет, неизвестно: таких, как она, нуждающихся, очень много. Тем не менее по закону военнослужащие, имеющие такой статус, не могут быть выселены из служебных квартир.

Но на днях я получила письмо из Минобороны, – рассказывает Елена. – Там нас нуждающимися отказываются признавать, и пишут, что оснований для того, чтобы мне жить с детьми в этой квартире, нет. Мол, мы теперь никто – к этому ведомству отношения не имеем. Но как это не имеем? Я – военнослужащая! И мои дети – дети военнослужащих. Им что, на улицу идти? И это мне пишут наши российские военные! Я вот даже в администрацию Путина написала: кого же тогда Министерство обороны защищает, если своих же детей из квартир вышвыривает?

Елена обращалась и во многие другие инстанции. Но там к многодетной матери проявляют полное безразличие. При этом, рассказывает она, ведомственные квартиры Минобороны в Чите пустуют. Очереди на заселение в них нет, и ее семья ничье место не занимает.

На западе России со служебными квартирами проблема, получить нереально. А здесь стоят пустые – никто в них жить не хочет: коммунальные услуги очень дорогие, я, например, в месяц 7-8 тысяч плачу, – говорит она. – Так людей, которым удалось еще где-то в плане жилья устроиться, командиры едва ли не силой заставляют заезжать сюда, ведь содержать эти квартиры надо. А нас выселяют. Где логика?

Кроме этой квартиры, Елене с семьей жить негде. Снимать жилье, когда трое детей на руках, нереально. Возвращаться в Оренбург смысла нет: со служебными квартирами там напряженка. «А без этой квартиры мы, получается, вчетвером сядем на шею к моей маме – инвалиду второй группы, – говорит Елена. – Да и Катя только что здесь в вуз поступила. Куда нам ехать?»

Что будет дальше, Елена не загадывает. Говорит, что семья несколько месяцев живет как на пороховой бочке. Сейчас на ее сторону встала прокуратура – не военная, «гражданская» – и одновременно с ней подала иск о том, чтобы детям военнослужащих дали дожить в ведомственной квартире Минобороны хотя бы до совершеннолетия. Этот иск еще не рассмотрен. А вот по апелляции, поданной Еленой, суд Забайкальского края уже принял решение 13 сентября: семье дали отсрочку на один год. Именно столько Елена и ее дети могут жить в ведомственной квартире. Потом должно последовать выселение.

Судя по всему, подчиненные Шойгу все-таки хотят расправиться с многодетной матерью…

 

Максимилиан Шульц

Вам также может понравиться