Главные новости России и мира сегодня

Иностранным спецслужбам даже напрягаться не надо…

Никогда не понимал, чего ради на военной форме – как повседневной, так и полевой – с недавних пор стали размещать фамилии и инициалы военнослужащих. Ужели для того, чтоб облегчить жизнь отцам-командирам, которые не в состоянии запомнить своих подчиненных? Бред какой-то!

В соцсетях, помнится, даже стали массово язвить по этому поводу. Мол, достаточно поставить видеокамеру у проходной той же академии им. М.В. Фрунзе или на входе в метро «Парк культуры», чтобы узнать, кто через пару лет станет командовать полками, кто возглавит операции в горячих точках и кого готовят на заклание террористам. Иностранным спецслужбам и вовсе напрягаться не надо…

Многим думалось, что с этой бредятиной покончат после того, как персональные данные наших военных фактически приравняли к гостайне. Напомним, что в марте 2019 года были внесены изменения в закон «О статусе военнослужащих». В основном они касались запрета на раскрытие информации о месте службы в связи с широким использованием мобильных телефонов. Было запрещено раскрывать информацию о своей деятельности, деятельности своих подразделений, а также размещать в сети фотографии с оружием, во время сборов, учений и т.д.

Тем самым, любые данные о проводимых мероприятиях или участии в боевых заданиях стали охраняемой законом тайной. И понятно – почему. Непонятно, почему такие потуги по сокрытию служебной информации в мгновение ока демаскируются при… прочтении фамилии офицера или солдата на его же собственной форме. «Хорошо хоть ума хватило отменить погоны на пузе! — продолжали язвить по этому поводу в сети. — Кому-то не дают покоя образы генералов банановых республик? На фоне запретов гаджетов в ВС по причине возможности определения местоположения по геолокации, фамилия на груди и индивидуальный шеврон чуть ли не для каждого взвода выглядят абсурдно».

Когда началась российская военная операция в Сирии, многие обратили внимание, что фамилии ее участников решили особо не светить. СМИ, в том числе относящиеся к Минобороны, как правило, ограничивались именем или писали – сержант К., капитан С., полковник В. Интернет, как известно, помнит все. И составить с его помощью поименный список не так уж сложно…

А теперь представьте, какие чувства испытывают родные и близкие наших военнослужащих, фамилии и портреты которых вместе с описанием их геройских действий на территории Украины ежедневно выкладывает Минобороны. С одной стороны, это, безусловно, гордость за своих сынов, мужей, отцов.

А с другой?

Намедни депутат Верховной рады и экс-глава СБУ Валентин Наливайченко в эфире одного из украинских телеканалов призвал к физической ликвидации российских военнослужащих – участников спецоперации на Украине, после ее завершения. И рассказал, что Киев уже наладил работу с американскими и британскими спецслужбами, которые помогают установить личности российских офицеров и контрактников, которые якобы виновны в «совершении преступлений» на территории Украины. Наливайченко призвал в последующем «уничтожать их, где бы они ни находились».

Речь, конечно же, не о том, что этому подонку удалось испугать наших служивых. После таких слов они наверняка будут бить нациков с еще большим мужеством и упорством. Но давайте будем честны перед ними и перед собой.

Пока еще никто не знает, как, чем и в какие сроки завершится спецоперация на Украине. Но если мы и впрямь не собираемся оккупировать эту недружественную страну, то возрождение ее спецслужб и возобновление их деятельности на территории России – только вопрос времени. Кто даст гарантию, что их целью не станут нынешние участники спецоперации или члены их семей?

Я уже молчу о том, что никто из них не сможет спокойно чувствовать себя ни на одном из зарубежных курортов, за границей вообще. Достать их там украинским спецслужбам при содействии иностранных коллег будет проще простого.

Так не стоит ли все же умерить или хотя бы переформатировать нашу пропагандистскую активность? Чтобы потом не было мучительно больно…

Кондрат Борщев

Вам также может понравиться