Главные новости России и мира сегодня

Глянцевая сторона войны

С недавних пор в военных парадах 9 мая во многих городах страны участвуют члены Всероссийского военно-патриотического движения «Юнармия». Подростки в бежевой форме и красных беретах в этом году пройдут по Красной площади уже третий раз. В природе этого явления ресурс «Настоящее время» попытался разобраться с помощью детского психолога Екатерины Бурмистровой.

По ее мнению, понять, как участие в военизированном движении влияет на самих детей, весьма непросто. Но обеспокоенность в этой связи присутствует.

— Война монетизируется, показывается детям – и не только детям, но и взрослым – только глянцевая сторона войны, — считает психолог. — Вся боль, а это была гигантская национальная трагедия, в каждой семье погиб минимум один человек – вот это всё не в кадре. Я действительно думаю, что из войны нельзя делать глянец. У ребенка, особенно ребенка-дошкольника, не работает еще критическое мышление…

По мнению Екатерины Бурмистровой, критические фильтры начинают срабатывать только к периоду взросления. Но при определенном типе воспитания эти фильтры могут не появиться вовсе. И расчет здесь функционеры от военно-патриотического воспитания зачастую делают на самых незащищенных — выпускников детских домов, которых в ряды тех же юнармейцев записывают практически поголовно, подразумевая, что детдомовец будет рад любой активности.

— Потому что какая-то активность – лучше, чем полное отсутствие активности, — утверждает психолог. — А это же красиво, это романтично, в этом есть какое-то приключение. И подросток не понимает, что ему показали только часть картинки…

Однако и в полноценных российских семьях родители порой покупают форму для своего юнармейца, радуясь, что он не будет предоставлен улице, и ничуть не настораживаясь, что ребенок одевается в униформу по заказу государства.

— Поколение людей, которых пугает, что ребенок одевается во что-то одинаковое, к сожалению, вышло из детородного возраста, — говорит Екатерина Бурмистрова. — Те, кто сейчас активные родители, забыли пионеров, комсомольцев, марширующие колонны, они не смотрели фильм «Обыкновенный фашизм», их это не пугает, у них нет такой ассоциации. Поэтому им не страшно. И более того, в детстве они сидели на коленях у ветеранов войны…

То есть люди, которые одевают сейчас детей в военную форму, имеют в виду свой опыт, когда они сидели на коленях у живых ветеранов войны. Не делая акцента на то, что война для нас стала гигантской национальной трагедией.

— Да, это победа, но какой ценой? – размышляет детский психолог. — Эта цифра 20 миллионов – только официально погибших. И связь была прервана, на какое-то время в России про это вообще забыли. Это то, на чем играют маркетологи этого движения, с моей точки зрения, это такое адресное попадание. Потому что действительно есть огромная боль и огромное желание не забыть войну. Но вопрос — как не забыть? Вот так, как получается сейчас, или надо как-то по-другому это все помнить?

Екатерина Бурмистрова напоминает и о том, что среди школьных военруков, активистов «Юнармии» сегодня много воинов-чеченцев, афганцев, вообще людей, травмированных военным прошлом. И эти травмы невольно отражаются на детях, которые становятся частью системы, подчиняются ей, но подразумевается, что это — хорошо.

— В этой системе считается, что взрослый не научит плохому, — говорит детский психолог. — И ребенок до определенного возраста не думает, что взрослый может научить чему-то, что ему будет потом вредно, сложно или принесет неоднозначный результат.

Но государству такая система выгодна. Она формирует так называемую нацию Победы.

— Это событие действительно героическое, на котором можно строить свежую систему координат, — говорит Екатерина Бурмистрова. — Ничего дальше в истории, к сожалению, не годится для построения такой хорошей продуктивной картинки будущего. Это огромная трагедия, я считаю. Романтизация прошлого – это стандартный ход.

Иными словами, нация Победы формируется только на победах предков. Поскольку собственных побед – кот наплакал…

 

Максимилиан Шульц

 

Вам также может понравиться