Главные новости России и мира сегодня

Генштаб озабочен не дедовщиной, а суицидами и ДТП

Статистика о криминогенной ситуации в Вооруженных Силах России в последнее время настолько тщательно скрывается, что любые сообщения на эту тему немедленно оказываются в топе новостей. Хотя бы потому опровергают столь усердно навязываемую обществу мысль, что в Российской армии, ведомой таким министром обороны, как Сергей Шойгу, нет и не может быть никакой преступности.

Но разными окольными путями выясняется, что она все-таки есть. Правда, и здесь Минобороны пытается сделать хорошую мину при плохой игре. Уповая, например, на то, что количество российских военнослужащих, погибших в 2019 году, снизилось на целых 29% по сравнению с 2015-м. Об этом Интерфаксу сообщил депутат Госдумы Валерий Рашкин, ссылаясь на ответ начальника Генерального штаба ВС РФ генерала армии Валерия Герасимова на депутатский запрос.

То, что снизилось, конечно же, хорошо. Плохо, что только на 29%! Ведь если армия не участвует в войне, гибнуть служивые, по логике вещей, не должны вовсе. А они — гибнут. Один только рядовой Шамсутдинов в результате неуставных взаимоотношений отправил в прошлом году на тот свет восьмерых сослуживцев. Только вот об этом в официальном ответе начальника Генштаба почему-то не сказано. По словам депутата Рашкина, в военном ведомстве больше обеспокоены не казарменным беспределом, а «достаточно высокой долей потерь по причине суицидальных происшествий и нарушений правил дорожного движения, а также гибели людей в результате нарушений требований безопасности, авиакатастроф, утоплений и отравлений».

Странно… НГШ что, не в курсе всех этих резонансных преступлений и ЧП? И почему, собственно, он, а не начальник Главного военно-политического управления в ранге заместителя министра обороны генерал-полковник Андрей Картаполов отчитывается перед депутатами за состояние армейской преступности? Невольно складывается впечатление, что тем самым депутатов пытаются пустить по ложному следу. Мол, процент смертей в войсках снижается, но вот самоубийцы и лихачи на дорогах по-прежнему общую статистику портят. Но это же не чисто армейская проблема: у нас-де граждане каждый день пачками сводят счеты с жизнью и гибнут на автотрассах…

Правда, конкретных цифр по суицидам и ДТП в армии Рашкин не привел. Их тоже наверняка скрывают, чтобы не будоражить внимание общественности. Но достаточно зайти на сайт Главного военного следственного управления (ГВСУ), чтобы убедиться – тенденция действительно имеет место. Из свеженького — приговор сержанту-контрактнику Анатолию Лоцману, который пьяным сел за руль иномарки, разогнал ее до 157 км/ч и, не справившись с управлением, врезался в опору ЛЭП, отправив на тот свет двоих своих пассажиров. Или прапорщику Владиславу Вавилову, который по той же схеме угробил одного и покалечил двоих. Сообщения о суицидах на сайте ГВСУ тоже обычное явление. Но еще больше здесь, кстати, информации о взятках и других преступлениях коррупционной направленности. О них начальник Генштаба в письме депутату Рашкину тоже почему-то не вспоминает. Неужто ждет, чем завершится уголовное дело в отношении его заместителя генерал-полковника Арсланова?..

Вот и Рашкин некоторым образом недоумевает! Комментируя слова НГШ о том, что суммарная доля преступлений, связанных с неуставными проявлениями и рукоприкладством, в 2019 году составила около 12% от общего числа преступлений, допущенных в войсках, он сказал Интерфаксу, что именно эти случаи как раз и являются наиболее резонансными. А по степени негативного воздействия на моральный климат в воинских коллективах и по уровню общественного резонанса они остаются несопоставимыми с их долей в общей структуре правонарушений.

Но в Минобороны традиционно делают акцент на другом. На том, к примеру, что количество уголовных дел по преступлениям против военной службы в 2019 году снизилось на 26,5%, а число случаев самовольного ухода из воинских частей — на 41,8%. В ответе НГШ сообщается также, что число преступлений, связанных с хищением оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств уменьшилось на 41,8%, грабежами — на 31,3%, дезертирством — на 30,3%, насильственными действиями в отношении начальника — на 21,4%, рукоприкладством — на 13,8%, незаконным оборотом наркотиков — на 11,1%, халатностью — на 9,8%, вымогательством — на 6,3%…

Видите, как все здорово!?

 

Максимилиан Шульц

Вам также может понравиться