Главные новости России и мира сегодня

Если вы в курсе, что происходит в армии, сообщите через WhatsApp…

В Министерстве обороны не принято делать официальные заявления по поводу гибели солдат-срочников. Стоит ли удивляться, что после каждого такого ЧП в региональных СМИ появляется масса версий произошедшего. Так случилось и после трагедии в 39-й гвардейской дивизии Ракетных войск стратегического назначения, дислоцированной в поселке Пашино под Новосибирском.

Дивизия эта вооружена грозными ракетными комплексами «Тополь». Оттого и внимание к ней повышенное. Поэтому, когда в интернете появилась информация о смерти 18-летнего солдата-срочника Станислава Кадовкина, она не могла остаться незамеченной.

Читательница новосибирского новостного портала NGS, пожелавшая остаться неизвестной, сообщила, что в ракетной дивизии погиб солдат-срочник. По ее словам, личный состав здесь держат в нечеловеческих условиях и давят на солдат морально, особенно во время работы московских проверяющих. Это в итоге и привело к трагедии. Рядовой Кадовкин перед заступлением на боевое дежурство получил оружие и патроны, зашел в комнату для умывания и свел счеты с жизнью…

В дивизии эту информацию опровергли. Заместитель командира соединения по военно-политической работе гвардии полковник Сергей Ческидов назвал ее «личным мнением какой-то женщины, которая приводит домыслы».

— Официально можем сказать, что гибель рядового Кадовкина наступила в результате огнестрельного ранения головы, вследствие нарушения правил и мер безопасности при обращении с огнестрельным оружием, — рассказал корреспонденту NGS полковник Ческидов.

Гибель солдата подтвердил и руководитель 481-го отдела Главного военно-следственного управления по РВСН полковник юстиции Леонид Дорфман, сообщивший, что по данному факту проводится доследственная проверка.

Источник, знакомый с ситуацией в дивизии, сообщил корреспонденту NGS и некоторые другие подробности. 18-летний Станислав Кадовкин, призванный из города Ефремова Тульской области, погиб 26 августа. Из записей на его странице в одной из социальных сетей стало известно, что Станислав ушел служить 3 декабря прошлого года. То есть до дембеля ему оставалось недолго. По отзывам сослуживцев, парень был совершенно адекватный. И вдруг…

Корреспондент NGS пообщался с людьми, которые служили в этой части раньше, и с родственниками тех, кто служит там сегодня. Все они просили о полной анонимности, чтобы избежать последствий для себя и родных. Так вот, отслужившие три-четыре года назад в один голос говорили, что никакой дедовщины у них не было, а в части царил жесткий уставной порядок. Поэтому воспоминания о службе у них остались вполне нормальные.

Однако с тех пор, судя по всему, что-то изменилось. Девушка одного из срочников, который служит сейчас в Пашино, рассказала NGS о систематических избиениях военнослужащих. Со слов ее молодого человека, схлопотать по физиономии можно за что угодно, в том числе от офицеров, которые приходят в часть… пьяными.

«Славу богу, в беседах он не проявлял суицидальных наклонностей, — рассказала девушка. — Но своего сослуживца с петли снимал. Я в подробности особо не вдавалась, но, как он рассказывал, сослуживец просто устал и не хотел ничего больше. Видимо, довели. Я пару раз слышала, как с ними общаются — мат на мате, будто с собаками».

По ее словам, и кормят в этой части ужасно – еда, как правило, недоваренная, а мясо дают только в консервных банках, датированных… 1970-ми годами.

В этой связи сразу же вспоминаются бесконечные заклинания о том, насколько открыто сегодня военное ведомство для общества, и как часто представителей гражданских СМИ пускают за ворота КПП.

Но пускают обычно в приличные воинские части и марафет там наводят соответствующий. А чтобы добыть объективную информацию о каком-то ЧП, приходится поступать так, как портал NGS: «Если вы знакомы с ситуацией в этой воинской части или знаете, что произошло с солдатом Кадовкиным, свяжитесь с нами через WhatsApp, Viber и Telegram по номеру 8 923 157–00–00, почту news@ngs.ru или через кнопку «Сообщи свою новость» на нашем сайте».

В Минобороны, к сожалению, никак не усвоят, что шила в мешке сейчас не утаишь. Даже если запретить солдатам мобильные телефоны…

 

Максимилиан Шульц

Вам также может понравиться