Главные новости России и мира сегодня

«Дедов» и «салаг» в армии больше нет. Есть только беспредельщики

Несмотря на рост армейской преступности, связанной с физическим и моральным насилием, количество уголовных дел, которые доходят до вынесения обвинительного приговора, остается крайне низким. Парадокс в том, что люди, обращающиеся за защитой в правозащитные организации, далеко не всегда готовы защищать себя в суде. Как рассказал Znak.com юрист «Солдатских матерей Санкт-Петербурга» Антон Щербак, из каждых трех десятков обращений по насилию в армии, которые они фиксируют, «выстреливает» в лучшем случае одно, когда человек готов идти до конца.

В Минобороны эту тенденцию хорошо знают и умело ею пользуются. Засекретив любую статистику о гибели личного состава и казарменном беспределе, представители военного ведомства предпочитают не давать никаких комментариев в тех случаях, когда шила в мешке не утаишь. И такая тактика тотального замалчивания, как правило, позволяет им избегать большого шума.

— В этом году, например, мы видим вал необъяснимых самоубийств срочников, — отметил Антон Щербак. — Для военных это всегда «поссорился с девушкой», в том числе, когда никакой девушки даже на горизонте нет. Главная военная прокуратура и Главное военное следственное управление заявляли, что в этом году на треть увеличились побеги из армии и насильственные преступления. Потом эту заметку с официального сайта удалили. С чем это связано, остается только догадываться. Если армия и дальше будет стремиться к закрытости, станет только хуже… 

И прогноз это, похоже, начинает сбываться. Стало известно, что в одной из воинских частей, дислоцированных в Хабаровском крае (по некоторым данным, это в/ч 46102), произошло очередное громкое ЧП. Хорошо, что на сей раз без трагических последствий.

В соцсетях появилось видео, на котором группа военнослужащих избивает своего сослуживца. Один из героев ролика сначала нюхает белый порошок неизвестного происхождения, а потом начинает драку в казарме. Солдат лежит на полу, а другие активно пинают его ногами. Из обрывочных фраз можно понять, что пострадавший «кинул» своих обидчиков, и за это с него требуют деньги и смартфон.

Официальный представитель военной прокуратуры сообщил, что ролик отнюдь не постановочный, и все, что там показано, к сожалению, соответствует действительности. Возбуждено уголовное дело сразу по двум статься, в том числе о вымогательстве.

Казалось бы, ничего особенного. Но особый «шарм» этой банальной криминальной истории придает то, что участниками ее являются выходцы с Северного Кавказа – из Дагестана и Кабардино-Балкарии. Проверка установила, что два солдата-срочника из автомобильной роты батальона материально-технического обеспечения Исмаил Магомедов и Шамиль Торочоков, а также контрактник Ринат Гашимов неоднократно избивали солдата срочной службы Ислама Алиева. При этом пресловутой дедовщиной здесь и не пахнет, так как Алиев и Магомедов были призваны в армию в ноябре прошлого года. А Торочоков по армейским меркам вовсе салага, он был призван только в конце июня этого года. Пока непонятно, что же заставило эту свору жестоко избивать лежачего земляка, требуя с него 20 тысяч и iPhone10. «Военным прокурорам предстоит выяснить все обстоятельства происшествия, а также условия, ему способствовавшие. В целях устранения выявленных нарушений закона будут приняты исчерпывающие меры прокурорского реагирования», — сообщили в этой связи в Главной военной прокуратуре.

Проверкой установлено и то, что снятый на камеру факт неуставных отношений в этой воинской части отнюдь не единичен. На самом деле избиения и вымогательства начались еще в сентябре группой, в которую входил и рядовой контрактной службы Ринат Гашимов. И они, заметим, продолжались бы до сих пор, если бы кто-то тайком не заснял и не выложил в сеть то, что скрыто от чужих глаз…

Какой вывод из всего этого напрашивается? Во-первых, прав юрист «Солдатских матерей Санкт-Петербурга» Антон Щербак, отмечающий, что портрет армейского насилия все меньше связан со сроком службы. Бьют как старые с молодыми, так и старых с молодыми. А, во-вторых, запрещая в войсках телефоны с видеокамерами и интернетом, Шойгу впрямь заботился о секретности.

Чтоб под секретом оставалось то, что творится в его хозяйстве…

 

Максимилиан Шульц

Вам также может понравиться