Главные новости России и мира сегодня

ЧВК Вагнера как зеркало Российской армии

Оказывается, пиар, бардак и очковтирательство насквозь пронизали не только нашу современную армию, но и тайную силовую структуру, которую Кремль использует там, где нельзя светить людей, причастных к государственной службе. Речь о легендарной ЧВК Вагнера. «Медузе» удалось найти человека, который впервые рассказал обо всем этом под собственным именем, — это Марат Габидуллин, прошедший в компании путь от рядового вагнеровца до командира разведроты.

«Дед Мартин» (по словам Габидуллина, такой псевдоним ему придумал сам владелец ЧВК Вагнера Евгений Пригожин) после тяжелых ранений, полученных в Сирии, уже не у «славных дел», но связи с бывшими сослуживцами поддерживает. Так вот, один приятель рассказал ему, что в ЧВК сейчас в основном служит зеленая молодежь, недавно пришедшая из Вооруженных Сил. То есть бывшие армейские контрактники, не имеющие боевого опыта. Люди, успевшие понюхать пороху в Чечне или во время событий в Южной Осетии, в «контору», как называет ЧВК Габидуллин, больше не стремятся.

Соответственно, и отношение к ним, как к солдатам-первогодкам. На базе ЧВК Вагнера в Молькино их через слово оскорбляют, пытаются растоптать: «Да вы пушечное мясо, да вы никто». Микроклимат, делает вывод «Дед Мартин», не способствует формированию сообщества профессиональных солдат: «Иди туда и стреляй. Получится — победим, не получится — погибнешь». Да и готовить это пушечное мясо к командировкам тоже перестали. Габидуллин вспоминает, что в свое время у них только подготовка шла месяц-два.

— В 2015–2017 годах «Вагнер» вел за собой отряд гладиаторов — сейчас он ведет за собой армию рабов, — делает он неутешительный вывод. — Выращиваются люди, у которых напрочь отшиблено собственное мнение. Большая часть командиров уровню своей должности абсолютно не соответствуют. А ветераны, которые до сих пор остаются в этом формировании, для себя решили: «Ладно, пробуду как-нибудь командировочку. Основная задача — выжить». Выжить, понимаете? О победе уже не думают. 

Словом, «контора» уже не та. Например, в той же Ливии она проигрывает теперь раз за разом. Еще и потому, что боевые действия ведут непрофессиональные олухи.

— Обычно как делают: выезжает рекогносцировочная группа, вникает в ситуацию, оценивает возможности союзника, разбирается в боевых возможностях противника, — поясняет «Дед Мартин». — Местность должна быть изучена досконально. А в Ливии эта группа отработала от балды: «Да нормально: сейчас заедем и передушим тут всех, как курят!» Даже возможность того, что Турция подключится к этому конфликту, они не учли. 

Похоже, не тот теперь и сам «Вагнер». В своей книге Габидуллин называет его «Бетховеном», но в миру он давно известен, как командир ЧВК Дмитрий Уткин. Есть мнение, что он уже перестал быть командиром и превратился в бизнесмена.

— Как тактик и стратег он перекрывает весь наш генералитет, — считает «Дед Мартин». — Но бывали моменты, когда он мог потребовать у высшего руководства больше ресурсов для выполнения задачи. Но он этого командирского права не применял: просто не хотел ругаться с начальством. И парни в итоге превращались в пушечное мясо. В 2017 году, например, нельзя было идти брать нефтяные поля с таким вооружением и количеством боеприпасов — просто нельзя. Но военные сказали идти. Когда минометчикам тупо не хватает мин, а ты гонишь людей «вперед и вперед», ты не командир уже. Ты бизнесмен: отожмешь нефтяные поля — получишь премию. В итоге бойцы переставали доверять командирам — и это даже не единственная причина.

В числе других причин нездорового морального климата в ЧВК Вагнера Габидуллин называет то, что с 2018 года некоторые командиры забирали себе до половины премиального фонда, выделенного на отряд, а оставшиеся крохи раздавали бойцам. Это практиковалось даже в интернациональном взводе, где служили сербы, которыми руководил сербский наемник Давор Савичич.

Руководство ЧВК на такие вещи, судя по всему, особого внимания не обращает. Как и на многие другие. Габидуллин говорит, что в 2018-2019 годах он уже перестал находить объяснения, почему людей ставили во главе того или иного отряда. Командиры назначались как будто по какому-то блату. Например, он очень удивился, когда старшим направления во время боевой операции в Гуте стал «Пионер», до того работавший только в штабе ЧВК и не имевший никакого боевого опыта.

— Позже, в 2019 году, поступил приказ быстренько отправить сирийцев из нашего отряда «Охотники на ИГИЛ» в Ливию, — вспоминает «Дед Мартин». — Когда они туда прибыли, поступил звонок от «Пионера»: «Слушай, а вот тех, кого вы прислали, их можно как смертников использовать?» Какой нормальный человек такое спросит! Тем более про моих парней. 

«Охотники на ИГИЛ» — это батальон ЧВК Вагнера, полностью набранный из сирийцев. Габидуллин был там советником, готовил их к боевым действиям.

— До меня «Охотники» в основном только делали вид, что участвуют в реальных боестолкновениях, — свидетельствует он. — В твиттере, например, были расписаны их боевые «заслуги». А на деле они просто в нужных местах снимались на видео и фото, которые потом появлялись в соцсетях. Это пиар-акция была такая, у «Охотников» основная задача была — нести на себе агитационную нагрузку.

Фактически они прикрывали действия ЧВК Вагнера, демонстрируя миру, что бои с ИГИЛ ведут некие сирийские отряды, а не российская ЧВК.

— Да у нас же все на этом построено — на пиаре и плагиате! — говорит Марат Габидуллин. — В 2017 году, например, как сделали: когда мы во второй раз взяли Пальмиру, «Охотники» вдруг из тыла подошли и съемки произвели. Мы уже на аэродроме [сирийских ВВС под Пальмирой] были — а они только картинку приехали снимать. Красивую: помню, там кадры были, как они за танком нашим прошли — по нашим же следам. Потом они потихоньку начали участвовать в боях. Сначала на Акербате что-то зачистили, куда-то постреляли под руководством русских инструкторов. А на Евфрате мы с инструкторами уже добились, чтобы они пошли в атаку сами. У меня их тогда [на Евфрате] очень много погибло. Ужасающие потери. 

Очень интересное интервью. Из него узнаешь, что и сам Пригожин не знает многое из того, что происходит в его «конторе». Каким пышным цветом, например, там цветут не только поборы, но и очковтирательство при закупке снаряжения и вооружения.

Вам это ничего не напоминает?..

 

Максимилиан Шульц

Вам также может понравиться