Главные новости России и мира сегодня

В отличие от Путина, со Сталиным можно было спорить…

Сначала маленький отрывок из блога историка Андрея Ставицкого в «Живом журнале».

«Нередко, описывая методы работы с подчиненными И.В. Сталина, исходят из того, что он тиран, а значит, перечить ему было категорически нельзя. Сразу прикажет расстрелять. Однако это не так. Сталин, конечно, мог приказать расстрелять. Но не того, кто радел за страну и разбирался в обсуждаемом вопросе лучше его. 

Мне в детстве дед рассказывал несколько случаев, как Сталину отказывали. Один из них был связан с требованием Сталина к командующему Дальневосточным военным округом И.Р. Апанасенко отправить во время войны дополнительные дивизии на Восточный фронт. Дед говорил, что Апанасенко даже кричал на Сталина, и тот уступил».

А теперь вопрос на засыпку: вы когда-нибудь слышали, чтобы кто-нибудь не то, что отказал (о, невероятное!), не то, что кричал (о, ужас!), не то, что перечил (о, светопреставление!), а хотя бы… робко возражал Путину?!

Признаться, я тоже не видел и не слышал. Делать критические замечания в адрес нынешнего главы государства – это, согласитесь, что-то из области фантастики. А телевизор наш транслирует фантастику иного рода.

Я даже не могу представить, кто на это может решиться! В рамках ли заседания правительства или Совета безопасности, в рамках ли какого-то совещания… Даже самые решительные представители так называемой общественности, попадая пред очи Путина, становятся белыми и пушистыми!

Допустим, встречается Путин с высокопоставленными военными, и говорит: «Надо бы перекинуть парочку дивизий с востока на запад, а то НАТО, понимаешь, все ближе к нашим границам подтягивается. Что думаете по этому поводу, товарищи генералы?».

Министр обороны, ясное дело, берет под козырек: «Сделаем, товарищ Верховный главнокомандующий!» Но тут встает командующий Восточным военным округом, и начинает рубить правду-матку: восток и так обезлюженный, а вы хотите еще больше обезлюдить его?! Вы приняли поправки к Конституции о недопустимости отчуждения территорий, а кто, в случае чего, будет защищать эти территории от японцев или китайцев?!» Ну, и далее – в таком духе.

То, что на следующий день на военном совете округа представляли бы уже нового командующего, сомнений никаких нет. Тем не менее, журналистов раз за разом продолжает интересовать, можно ли в принципе… спорить с Путиным.

Например, руководитель корпорации Ростех Сергей Чемезов пару лет назад в интервью для фильма «Путин​​​. Часть 2» допустил такую возможность. Оговорившись, что пытаться спорить с российским лидером можно, только имея «железные доводы». В то же время другой герой фильма, академик РАН Игорь Спасский, признался, что он бы не рекомендовал спорить с президентом. «Сдвинуть его с рельс очень сложно», — с житейской мудростью пояснил Спасский.

И мнение его явно ближе к истине…

Тем не менее, иллюзия возможности противоречить Путину по-прежнему не оставляет головы кремлевских пиарщиков, и они с усердием продолжают раскручивать эту тему.

Казалось бы, чего проще? Возьми да покажи, как кто-нибудь берет слово, и со словами «Вы не правы, Владимир Владимирович!» начинает излагать свои аргументы. Не так чтоб вокруг да около, а со всей, как говорится, пролетарской решительностью. Наверняка ведь есть в загашниках телевизионщиков такие истории за двадцатилетнее путинское правление.

Ага, ждите!

Рассказывая поздним воскресным вечером, как изготавливался очередной пропагандистский фильмец, автор программы «Москва. Кремль. Путин» Павел Зарубин делает совсем не это. Он зачем-то посвящает зрителя во второстепенные подробности организации съемок. Выдавая за нечто невиданное обычную телевизионную кухню: вот оператор согнулся в три погибели в поисках удачного ракурса, вот мешки с песком приволокли в Кремль ради той же цели, вот кто-то из министров в неудачной позе оказался на фоне Путина…

И все это под непременным слоганом «Только у нас!» Оно и впрямь: никто больше этакую дребедень в эфир не тащит. Но на фоне этой дребедени опять-таки прослеживается упорное желание слепить из Путина образ податливого политика. Зрителю упорно навязывается мысль, что президент России считает своей обязанностью прислушиваться к критическим замечаниям. Правда, с маленькой оговоркой: касается это только тех случаев, когда «что-то предлагается вообще, кроме самой критики».

«Я считаю своей обязанностью прислушиваться к тому, что декларируется или предлагается. Если что-то предлагается вообще, кроме самой критики. Потому что если это критика ради критики, то это просто неинтересно», – говорит Путин. И тут же добавляет: «Это совсем не значит, что я буду реализовывать то, что услышал. Но знать всю палитру мнений, оценок, предложений – это полезно».

Иными словами, Сталин мог расстрелять, но сделать по-вашему. А Путин не расстреляет, но в любом случае сделает по-своему…

 

Эрик Осипов

Вам также может понравиться