Главные новости России и мира сегодня

Пробы на нас ставить негде!

Глядя на то, сколь активно российские власти используют возможности пандемии для своего международного пиара, отправляя самолетами медицинское оборудование и средства защиты в Италию и Соединенные Штаты, россияне все чаще задаются вопросом: а какого, собственно, хрена не отправить все это добро в больницы Саратова или Воркуты? Отчасти на этот вопрос помог ответить заведующий лабораторией вирусологии Новосибирского госуниверситета Сергей Нетесов. В интервью ресурсу «Сибирь. Реалии» он призвал россиян сидеть дома и даже не надеяться, что государство защитит их от вируса.

Оказывается, еще много лет назад британский эпидемиолог-теоретик Нил Фергюсон посчитал разные кривые распространения вирусов в зависимости от тех мер, которые принимаются в разных странах.

— И выяснилось, что карантин сам по себе – не очень эффективная мера, — отметил академик Нетесов. — Потому что в дополнение к нему должна быть еще очень хорошая процедура и методология выявления больных и заразных людей, в том числе – бессимптомных, которые как раз и могут бесконтрольно распространять инфекцию. Пока мы их не научимся выявлять, и именно их отправлять как раз на очень жесткий карантин, весь остальной карантин будет иметь небольшое значение для борьбы с инфекцией…

Казалось бы, совсем не высшая математика! Доступная для понимания и осмысления любому. Однако в самом начале эпидемии наше родное правительство почему-то не поощрило разработку диагностических наборов и проведение диагностических процедур соответствующими коммерческими компаниями, которые в России производят сейчас около 80% всех диагностических тестирований. Мощности государственных предприятий, пояснил Сергей Нетесов, весьма ограничены не только по производству тест-систем, но и по проведению самих тестирований.

— Вот сейчас у нас такая тяжелая ситуация и сложилась, — резюмирует он. — Задержки с проведением анализов проб составляют несколько дней, а то и неделю. При этом критерии для отбора тех, кому надо проводить тестирования, такие: высокая температура, пневмония, прибытие из эпидемичной страны. А как показал опыт той же Италии, США и ряда стран Европы, основными распространителями явились люди без симптомов или в первый день симптоматики — ДО получения результатов тестирования. То есть они заражали других до того, как их отнесли к этой категории.

По словам академика, именно поэтому важно как можно более широкое обследование, в том числе платное и добровольное, всех людей, которые этого хотят. Чего в России как раз и не происходит. Сдать добровольный тест на коронавирус крайне сложно даже в мегаполисах. И не просто сдать. Ко всему прочему, поясняет Сергей Нетесов, это должно быть организовано так, чтобы не возникало новой эпидемической ситуации просто из-за самой процедуры обследования.

Например, в Корее пункты забора проб выставили прямо на дороге, и любому водителю, который хотел это сделать, достаточно было просто открыть окно и рот для сдачи биоматериала, и сообщить свои персональные и контактные данные. Причем, у корейцев, которые изначально помогали только себе, а не чужеземцам, с самого начала было достаточное количество тестов. Они сразу организовали их разработку и производство частными компаниями, при этом тесты прошли соответствующую государственную сертификацию. А что у нас?

Да ничего! В том же Новосибирске нет никакой возможности узнать, не прицепился ли к тебе коронавирус. По словам Нетесова, те немногие организации, которым поручено делать тесты, просто задыхаются, потому что им присылают огромное количество проб. И, что самое удивительное, они вынуждены делать это бесплатно, неся огромные затраты, пока никем не компенсируемые.

Причем, и это не стопроцентная гарантия! По словам академика Нетесова, сейчас пробы делают центры гигиены и эпидемиологии Роспотребнадзора и лаборатории некоторых больниц в большинстве областей, краев и республик. И только положительные или сомнительные результаты пересылаются в центр «Вектор», который делает окончательную верификацию.

— Потому что этот тест — высокочувствительный, — поясняет академик Нетесов. — И очень нелегко предотвратить попадание материала из одних проб в другие. Это часто случается, если нет специально организованной лаборатории, в которой все делается в соответствии с протоколом и имеющимися нормами и правилами. И еще лучше, если это делается роботом. Там, где применяются стандартизованные процедуры вскрытия проб и их обработки, практически исключается кросс-контаминация, то есть смешивание проб. Но какой-то процент микрозагрязнения проб все равно возможен. Именно для этого нужна повторная верификация.

Вот и получается, что роботы наши проникли сегодня во все сферы, но только не в ту, от которой непосредственно зависят жизнь и здоровье россиян.

Какое государство, такие и роботы…

 

Эрик Осипов

 

 

 

Вам также может понравиться